Брест, Пушкинская 16/1 офис 228      6434193@mail.ru
+375 33 643-41-93 (МТС)      +375 29 650-69-58 (Велком)      80162 20-87-49

Экскурсия по Мирскому и Несвижскому замкам

Организовываем поездки из Бреста, с посещением Мирского и Несвижского замков.

 

Стоимость тура 35 рублей

Дополнительно оплачиваются входные билеты

Ближайшая поездка:   21 октября 2018

 

Мир (белор.Мір) — городской посёлок, до 1956 г. имевший статус города, в Кореличском районе Гродненской области Беларуси. Свое название получил от слова «эмир» (по чину главы размещавшегося здесь отряда воинов-татар) (версия Валентина Калнина) либо по прямому значению слова «мир» (по проходящей рядом границе Руси и Литвы, однако о заключении здесь какого-либо мирного договора доподлинно неизвестно) (по версии Владислава Сырокомля).[1] Находится в 85 км к юго-западу от Минска. Население — 2,4 тыс. человек (2010).

Первые письменное упоминания о Мире относятся к 1395 году — времени, когда крестоносцы, прошедшие через Лиду и Новогрудок, сожгли его. Причиной варварского похода вполне могло стать уничтожение отряда «неверных» воинов-татар, стоявших в этих местах на службе у великого князя литовского Витовта.[1] В 1486 году становится владением Ильиничей. В 1569 года Мир переходит к Радзивиллам.

В конце XVI—начале XVII столетия двор Мир обносится земляными валами и превращается в крепость, попасть в которую было возможно только через ворота, названия которых определяли направления основных дорог (Замковая, Виленская, Минская, Слонимская).

Многонациональный состав городка хорошо прослеживается благодаря различным религиозным сооружениям, окружающим Рыночную площадь — деревянная мечеть (не уцелела), синагогальный двор, иешива, Троицкая церковь, костёл Св. Николая. Начиная с XVIII в. Мир — важный духовный центр польско-литовского еврейства.

В настоящее время имя небольшого городского посёлка Мир известно за пределами Белоруссии благодаря его главной исторической достопримечательности — замку, самому древнему замку, сохранившимся на территории Белоруссии и включённому в 2000 году в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. В честь этого знаменательного события, 9 июля 2002 года, состоялась международная «коронация» замка, на которой присутствовали Генеральный директор ЮНЕСКО КоитироМацуура и представители Правительства Белоруссии.

Если взять в руки циркуль и на географической карте мира обвести кругом Европу, то ее центр окажется на территории Республики Беларусь — где-то между Минском и Гродно. Точнее, центр окружности попадает на городок под названием Мир. Говорят, что пресловутая географическая точка находится как раз под стенами здешнего замка.

Очертания старинного замка видны издалека: величественные башни, высоченные стены, трехэтажный дворец — все здесь таит в себе отголоски прошлого. Согласно легенде Мирский замок, построенный таинственными богатырями, существует с незапамятных времен. Версия ученых-историков более прозаична: по их сведениям замок, впоследствии получивший название «ярчайшего средневекового цветка», возвел по приказу брестского старосты — придворного маршала Великого княжества Литовского Юрия Ильинича — неизвестный местный мастер.

Возникает вопрос: в каком году произошло это знаменательное событие? Пытаясь отыскать наиболее правдоподобный ответ, специалисты так и не пришли к единому мнению. Одни по-прежнему утверждают, что работы по строительству Мирского замка начались в 1506 году, другие — в 1495-1500 гг., третьи — в 1522-1526 гг.

 

Вместе с тем исследования Литовской метрики свидетельствуют в пользу последней версии, акцентируя внимание исследователей на первом упоминании о Мирском замке (1527-ой год), связанном с грамотой о разделе владения между сыновьями Юрия Ильинича. Тем более, что имеются письменные подтверждения внушительного кредита, взятого Ильиничем отцом как раз после 1522-ого года. И это при том, что к тому времени Юрий Ильинич был достаточно богатым паном и имел в наличии свыше 40 поместий, то есть в общей сложности около 2000 дворов (можете себе представить, насколько впечатляющими были суммы собираемых податей!).

Кроме того, некоторые особенности архитектуры Мирского замка указывают на то, что он был заложен никак не ранее 1510 года. В двух башнях, юго-западной и юго-восточной, рядом со внутренними винтовыми лестницами имеются характерные своды — такой тип появился в Центральной Европе лишь в конце XV века, а в странах Балтии (например, в костеле бернардинцев в Вильнюсе) в начале XVI века. То же самое можно сказать и о применении ряда декоративных элементов на фасадах.

Уточнить время строительства помогает и еще одно обстоятельство. В 1524-ом году неподалеку от Волковыска был основан костел святого Михаила, пластика архитектурных деталей которого почти не отличается от Мирского замка. Причину столь разительного сходства, в конце концов, удалось выяснить: оказывается, основатель костела был женат на племяннице Юрия Ильинича, так что в 1522-ом году родственников связывало множество имущественных дел.

По сей день продолжаются споры и о назначении Мирского замка. Изобилующий всевозможными декоративными деталями и готическими элементами, построенный в спокойное время и практически на равнине, он едва ли мог использоваться в сугубо оборонительных целях. Это, конечно, не означает, что создатели Мирского замка исключали мысль о защите своих владений, ибо сам факт сооружения на всех ярусах и у подножья дворца бойниц разных размеров, предполагавших использование огнестрельного оружия, трудно назвать случайностью. Особенно если учесть, что западная и южная стены завершались боевой галереей с бойницами для стрельбы из луков и арбалетов, а наклонные бойницы-щели позволяли лить смолу на головы атакующих противников, кидать в них камнями или же попросту стрелять.

Озадачивает, однако, то, что западные башни расположены слишком близко друг к другу, что должно было бы создавать массу неудобств при наблюдении за обстановкой в окрестностях, а тем более при обстреле. Помимо того, заслуги в предполагаемой обороне многоярусных башен и высоких крепостных стен с течением лет становились все более сомнительными ввиду стремительного развития огнестрельного оружия. Иначе говоря, «ярчайший средневековый цветок» являл собой скорее «игру в замок», нежели замок в привычном смысле этого слова.

Декор башен и стен достаточно скромен — его архитектурный рисунок сложен из однотипных, хотя и разных по величине элементов: ниш, арок и пр. Язык средневековых орнаментов зачастую непонятен, поэтому о предназначении тех или иных деталей зачастую можно только догадываться. Так, к примеру, неясно, что стало причиной появления на южной стене замка каменной головы барана. Стремление обзавестись магическим талисманом или, может, образом «святого ягненка»? Так что предположения о том, что Юрий Ильинич решил построить Мирский замок, чтобы с его помощью получить высокий сан или попросту себя увековечить в свете вышесказанного не кажутся такими уж неправдоподобными.

 

…Ильинич-старший умер в 1526-ом году, так и не сумев воплотить в жизнь свои грандиозные штаны — во всяком случае в полной мере, поскольку замок так и остался незавершенным. Возлагал ли он надежды на сыновей, которые должны были продолжить начатое им дело? Судя по всему, да, однако судьба распорядилась по-другому.

Сначала умер один из четырех сыновей Юрия Ильинича Николай, что, как и следовало ожидать, повлекло за собой вражду между остальными претендентами на наследство. «Перемирие» между братьями было достигнуто лишь благодаря вмешательству великого князя и короля Жигимонта. Однако уже в 1531-ом году Мирский замок вновь остался без хозяина — молодой и бездетный Станислав Ильинич был отравлен женой собственного слуги во время одного из приемов. Остальным двум братьям также была предначертана короткая жизнь…

Что же касается единственного внука основателя Мирского замка — Юрия, то он, оставшись в восемь лет сиротой и, соответственно, владельцем всей собственности Ильиничей, был взят под опеку Николаем Радзивиллом «Черным» и большую часть жизни провел при его Несвижском дворе.

После смерти Николая в 1565-ом году молодой Юрий Ильинич, не имевший ни жены, ни детей, стал опекуном потомков Радзивилла «Черного», а вскоре, предчувствуя неладное, оформил завещание на старшего сына Николая Криштофа («Сиротку») и в 1569-ом году умер. Таким образом Мирское графство, включая замок, перешло во владение к Радзивиллам.

 

При Радзивилле «Сиротке» Мирский замок претерпел определенные изменения. Теперь оборонная функция была возложена на новую и переделанную старую боевые галереи, земляные валы с бастионами по углам, а также рвы с водой.

Сам же замок достраивался в соответствии с требованиями тогдашней моды: вдоль северной и восточной стен — трехэтажный дворец, вдоль южной и западной — одноэтажные подсобные помещения; на втором этаже башни над воротами появилась каплица св. Христофора, на третьем — часы. В самом же дворце на первом этаже хранились запасы продовольствия, оружие и пр., второй был занят администрацией Мирского графства, третий предназначался для князя.

Декоративный облик замка тоже изменился: камень уступил место кирпичу, а главенствующая роль была отдана резьбе. От итальянского ренессанса позаимствована также ритмичность чередования окон и дверей, лестницы и одинаковость высоты помещений на этаже. Не были забыты и элементы готики, другое дело, что простые формы, огромные дворцовые окна оказались как бы внутри оборонного вала в то время, как роскошный декор балконов, светильников, галерей — внутри замкового двора. По сути, Мирский замок стал той загородной виллой, образ которой пленил Николая «Сиротку» еще во время его путешествия в Италию.

Понятно, что далеко не все в истории Мирского замка было столь же безоблачно. Достаточно упомянуть о длительной шведской осаде 1655-го года, Северной войне, в ходе которой шведы в 1705-ом снова брали замок штурмом и сожгли все, что так старательно восстанавливалось несколькими десятилетиями ранее, и о штурме замка войсками Александра Суворова. Тем не менее, самым значительным испытанием для Мирского замка стала Отечественная война 1812 года, когда в июле и ноябре между русскими и французскими войсками шли ожесточенные бои. Тогда была взорвана северо-восточная башня, где находился пороховой склад, сожжен дворец, а также разрушены фортификационные сооружения.

 

После отечественной войны 1812 года никаких мало-мальски значительных событий в Мирском замке и его окрестностях не происходило. Но что интересно: чем сильнее он разрушался, обрастая травой и деревьями, тем больше привлекал почитателей старины. Легенды о старинном Мирском замке и его обитателях исчислялись десятками, особенно знаменит в этом смысле один из Радзивиллов — Пан Коханек (от польского слова kochanek — любовник, возлюбленный). Чего только он якобы не совершат: и спасался от пиратов в ореховой скорлупе, и катался летом по соли на возе, запряженном медведями, и славился своими многочисленными романтическими похождениями, а однажды даже обзавелся возлюбленной из числа… сирен!

Радзивиллы владели замком аж до конца XVIII века, позднее он принадлежал графам и князьям Гогенлоэ, Берленбургам, Витгенштейнам, а с 1891-го года стал собственностью князей Святополк-Мирских (общность фамилии и названия имения — не более, чем случайное совпадение), что послужило началом формирования нового дворцово-паркового ансамбля. Его композиционным центром стал двухэтажный дворец, построенный примерно на одной оси с замком в противоположной стороне усадьбы — около бывшего фольварка, на месте садов и огородов. Парадная часть ансамбля была разрешена в классических формах. До наших дней сохранился боковой флигель и большой приподнятый круг с липами, к которому ведут две въездные кленовые аллеи.

Пейзажная часть парка располагалась между замком и дворцом и строилась по принципу чередования древесных групп и открытых полян. Главным структурным и художественным элементом ландшафта явился большой водоем с островом, устроенный в 1896-1898 гг. на месте пяти прудов в пойме ручья и вырубленного сада. Именно он определил основной прогулочный маршрут, который вел от парадного входа вдоль пруда к замку, затем по западной дамбе и по сосновой аллее выводил через мостик опять к дворцу. В 1904-ом году в композицию парка была включена часовня-усыпальница князей Святополк-Мирских — оригинальное сооружение с колоколом на башне и с красочным мозаичным панно на главном фасаде, выполненное по проекту петербургского академика архитектуры Р. Марфельда. Рядом с панно крепился картуш с гербами четырех старейших городов на Руси (Киев, Новгород, Псков, Москва), призванный подчеркнуть древность рода князей Святополк-Мирских.

После пожара в 1914-ом году дворец не восстанавливался, и последний из князей Святополк-Мирских жил в старом замке вплоть до 1939-го года. Во время II Мировой войны в замке на протяжении года существовало гетто, позднее там стали собираться люди, которых война лишила крыши над головой. Многие беженцы жили тут и после войны — последний житель покинул Мирский замок в начале 60-х гг.

По дальнейшему использованию замка высказывались самые разнообразные предложения: от открытия здесь Дома творчества архитекторов, художников и композиторов до центра по обслуживанию зарубежных туристов. В конце концов, 25 июня 1983-го года в южную стену Мирского был торжественно заложен кирпич с датой начала реставрации, а спустя десять лет состоялось торжественное открытие первой экспозиции в юго-западной башне. Реставрационные работы продолжаются и по сей день.

НЕСВИЖ, город в Минской области Белоруссии. С конца 13 в. под властью Литвы, с 1569 г. — в составе Речи Посполитой. С 1772 г. — в составе России. Есть данные о проживании евреев в Несвиже с 16 в. В 1586 г. король Польский и великий князь Литовский Стефан Баторий (1576–86) предоставил Несвижу право на самоуправление (Магдебургское право).

Евреям были предоставлены различные права наравне с другими мещанами, в том числе право на участие в органах городского самоуправления. Но, в отличие от остальных мещан, евреи были подсудны не городскому суду, а замковой администрации, то есть представителям владельцев Несвижа, князей Радзивиллов.

Евреи Несвижа жили в особом квартале — гетто. В 1589 г. М. Радзивилл издал правила, регулирующие права и обязанности евреев Несвижа. Им предписывалось закрывать ворота своих улиц на ночь, а также держать их закрытыми в течение трех дней на Страстной неделе. Община Несвижа была подчинена Брестскому кагалу.

Евреи Несвиж так же, как и христиане, пострадали во время осады города русскими войсками в 1654 г. в ходе русско-польской войны 1654–67 гг., город был сожжен. С 2-й половины 17 в. обострилась конкуренция между еврейскими и христианскими купцами и ремесленниками. Христиане постоянно жаловались на евреев. В 1688 г. под воздействием этих жалоб король Ян III Собеский (1674–96) приказал магистрату, чтобы евреи впредь не занимали общественных должностей и не взимали никаких сборов во время ярмарок.

В 18 в. община считалась одной из самых зажиточных на территории Литвы. В 1765 г. подушную подать платили 1097 евреев Несвижа. В 1847 г. «Несвижское еврейское общество» насчитывало 3449 человек. По переписи 1897 г. в Несвиже проживало 4687 евреев (все население — 8459 человек).

В 19 в. – начале 20 в. среди евреев насчитывалось много купцов, ведущих торговлю кожей, пенькой, льном, хлебом. Евреям принадлежали почти все лавки, магазины, трактиры, гостиницы города. В Несвиже была Большая синагога и семь молельных домов. В начале 20 в. в городе работали различные еврейские учебные заведения, народное мужское училище со сроком обучения один год, частное женское, а также частное четырехклассное мужское училище. В 1919–39 гг. Несвиж находился в составе Польши. В сентябре 1939 г. Красная армия заняла Несвиж. Накануне советско-германской войны в городе проживало 4,5 тысячи евреев.

24 июня 1941 г. немецкие войска заняли Несвиж. Был создан юденрат. 30 октября немцы провели массовую акцию, во время которой было уничтожено около четырех тысяч евреев, оставшихся 585 евреев отправили в гетто.

 

В гетто была создана еврейская подпольная организация под руководством Ш. Холавского, состоявшая из членов молодежных сионистских движений, которые в период советского господства действовали в условиях подполья. Они организовали в гетто школу для детей. Члены подполья, работавшие за пределами гетто на немецких военных складах, с риском для жизни проносили в гетто оружие и взрывчатку.

Они пытались установить связь с партизанами, чтобы вывести в лес как можно больше людей. Предвидя акции по уничтожению, бойцы подполья планировали организовать вооруженное сопротивление. Когда 17 июля 1942 г. стало известно об акции, проведенной в гетто местечка Городея недалеко от Несвижа, во время которой были убиты все евреи, участники организации начали строить бункеры, добывать и прятать оружие, в основном холодное. Подпольщики были разделены на боевые группы.

Центр сопротивления находился в Большой синагоге, расположенной напротив входа в гетто. 22 июля в гетто вошли немцы и подразделения белорусской полиции. В восстании приняло участие большинство населения гетто, многие сражались, имея только холодное оружие. Некоторым удалось бежать, но большинство из них было убито по пути в леса или выдано местными жителями (спаслось 25 человек).

Группа подпольщиков под руководством Ш. Холавского ушла в леса, где вместе с другими группами создала еврейский партизанский отряд «Жуков» (см. Сопротивление антинацистское). Другая группа под командованием МошеДаммесека ушла в Налибокские леса, где бойцы влились в различные партизанские отряды. Восстание в Несвиже было одним из первых восстаний в гетто Восточной Европы.

Старинный городок Несвиж знаменит своим средневековым замком. Хотя с виду Несвижский замок больше напоминает дворец XVIII века он не намного младше своего величественного соседа – Мирского замка.

Дошедший до нас Несвижский замок был основан в 1583 году на месте большого имения, возведенного в первой половине XVI века Николаем Радзивиллом Черным (построенным, кстати, ради получения его родом княжеского титула).

Вокруг нового каменного замка выросла современная система укреплений: старые каменные стены были заменены высокими земляными валами с выступающими вперед бастионами, на которых были установлены артиллерийские орудия. Вокруг замка был вырыт широкий и глубокий ров, вода в который поступала из окружающих замок прудов. В течение нескольких лет проводились работы по расширению речки Уши, выкапывались искусственные озера, таким образом получилось, что замок стоит на своеобразном рукотворном острове, являясь неприступной крепостью.

Строительством и особенно укреплением замка занимался сам хозяин – Николай Христофор Радзивилл Сиротка, получивший прекрасное образование в ведущих европейских державах того времени – в Германии, Италии, Австрии и Франции.

Куртины и бастионы Несвижского замка были укреплены камнем, по верху вала шла защищенная бруствером дорога.

На протяжении нескольких столетий Несвижская крепость имела важное военно-стратегическое значение. Здесь также располагалась частная армия князей Радзивиллов – некоронованных королей Великого княжества Литовского. В XVII веке артиллерия замка насчитывала более сотни пушек.

На протяжении все своей истории замок достраивался и обновлялся: разобщенные первоначально корпуса перестраивались, дополнялись архитектурными вставками и, наконец, образовали замкнутый парадный двор. Кроме большого парадного двора в замке существуют еще два маленьких – хозяйственный (конный) и интимный. Конный двор располагался в южной части замка, а в валах были устроены “подземные” конюшни. Третий двор, интимный, совсем маленький. Когда-то он сообщался с внешним миром секретными переходами. Местные легенды говорят, что эти подземные ходы вели к фарному костелу или даже к самому Мирскому замку.

В 1706 году, во время Северной войны Несвижский замок был разрушен шведами, хозяйничавшими в этих местах. К 1726 году замок был восстановлен. На протяжении всего XVIII века в замке велись работы по его восстановлению, а потом и расширению.

Тогда он приобрел тот облик, мало напоминающий средневековый феодальный замок, который мы видим сегодня: пышная отделка в стиле барокко, ажурные балконы и миниатюрные башенки.

На протяжении многих веков в Несвижском замке собирались огромные художественные и исторические ценности. Кроме фамильного золота и серебра, старинного фарфора и живописных полотен старых мастеров здесь хранилась богатейшая библиотека. В архиве хранились практически все акты Великого княжества Литовского, начиная со времен Ягайлы (Великого князя Литовского и короля польского, конец XIV века). В библиотеке были собраны редкие рукописные и старопечатные издания, исторические документы и грамоты, письма многих монархов.

Все эти ценности легли в основу легенды о “Сокровищнице Радзивиллов”. Считается, что несметные богатства Радзивиллов хранившееся в фамильной сокровищнице должны были всегда находиться в замке, их нельзя было вывозить оттуда даже в годы военных нашествий. Поэтому создавались тайники, о которых знали только сам князь и его самый доверенный слуга. Во время отечественной войны 1812 года последний князь несвижской линии Радзивиллов перешел на сторону Наполеона. При поспешном отступлении французов Доминик Радзивилл не успел забрать с собой все свои богатства. В Несвиж вступили русские войска – все княжеское добро было отправлено в Россию. Но знаменитая сокровищница найдена не была и с тех пор не было покоя любителям забытых кладов. Жертвой их трудов пал прекрасный парк Альба, окружавший замок.

Много труда на поиски клада положили немцы и в Первую мировую войну и во Вторую. В 1941-1944 годах на его поиски была направлена даже специальная саперная рота. Но все усилия были тщетны.

После войны здесь обосновался санаторий. Великолепные залы разгораживали, чтобы сделать кабинеты, палаты лечебные и т.д.

И только совсем недавно в замке начались реставрационные работы…

ворецРадзивиллов в Несвиже — это не только резиденция князей. Это мистический палац и одно из самых загадочных мест в Беларуси. Известно, что в замке обитает привидение. Призрак — это дух Барбары Радзивилл, супруги польского короля Сигизмунда.

Согласно легенде, Барбара вышла замуж за Сигизмунда в тайне от польского королевского двора. В скором времени после тайной женитьбы, скончался отец Сигизмунда — польский король — и королевский престол перешел к Сигизмунду.

По существовавшим в те времена правилам, Сигизмунд должен был укрепить государство хорошим браком. Двор не знал о женитьбе молодого короля, поэтому придворные незамедлительно стали искать невесту. Возглавила поиски мать Сигизмунда — Бона Сфорца.

Новость о том, ч то у короля уже есть жена, была ей неприятна, однако свергнуть невестку законно у Сфорцы не было возможности. Бона поступила как настоящая итальянка. Со всем двором она съехала в Италию, но оставила лекаря, который приготовил доля Барбары яд. Барбару отравили. Ее похоронили в Кракове.

Однако Сигизмунд, сильно любивший Барбару, не желал смиряться с ее смертью. Король решил с помощью алхимиков и магов вызвать душу покойной супруги. По правилам, во время спиритического сеанса, король не должен был касаться призрака Барбары. Когда все необходимые ритуальные действия были закончены, и в комнате появился дух Барбары, король не удержался, кинулся к своей возлюбленной и дотронулся до нее. В тот же момент в комнате что-то взорвалось, пошел трупный запах…

Говорят, что с тех пор призрак Барбары не мог найти себе покоя. Считается, что призрак после смерти короля поселился в Несвижском замке.

Как правило, дух Барбары появляется в Несвижском дворце ночью, в первом часу. По преданию, своим появлением душа Барабары предупреждает о грядущих бедах. Ее видели во Дворце как раз накануне сильного пожара в 2002 году, когда сгорела большая часть дворца.

В 2001 году, по мотивам древней легенды, в Национальном академическом театре им. Я. Купалы в Минске поставлена пьеса «Чорная Панна Нясвiжа». Постановка пользуется большим успехом.

Дополнение: (Немного другой вариант легенды)

Более четырёх столетий живет в древнем городе предание о Черной даме. Вот что рассказывают о ней в Несвиже.

…В середине XVI столетия владельцем города был могучий и славный Николай Радзивилл по прозвищу Чёрный. В литературе он показан как способный дипломат, образованный государственный деятель, очень влиятельный в Великом княжестве Литовском, исполняя обязанности великого канцлера. В 1547 году Николай Чёрный добился для себя и братьев титула князя, но не успокоился на этом. Он мечтал вывести княжество из-под власти польской короны и стать самому независимым королём в Великом княжестве Литовском. Чтобы осуществить мечту, Радзивилл использовал и новое течение религии — протестантизм. Сам князь принял учение Кальвина и пригласил в Несвиж многочисленных реформаторов. Именно в это время начала действовать Несвижская типография, в которой были изданы книги на белорусском языке. Еще более возросло влияние Николая Чёрного, когда он породнился с будущим польским королем Сигизмундом Августом через свою двоюродную сестру Барбару Радзивилл.

Красавица Барбара жила в Вильно. Её отец считался опытным полководцем, которого называли Геркулесом Литовским за то, что он одержал 30 побед над врагом. Барбара рано потеряла отца, а в скором времени и первого мужа. Замки молодой вдовы и королевича Сигизмунда находились рядом. Королевич не остался равнодушным к красоте Барбары. Они начали встречаться и вскоре крепко полюбили друг друга.

Об этих их встречах узнали родственники. Особенно заволновался НесвижскийРадзивил — Николай Чёрный. Он заботился о репутации сестры и решил принять необходимые меры, чтобы сберечь имя и честь её и своего рода от нежелательных сплетен. Опасность была в том, что мать королевича Бона Сфорца люто ненавидела «выскочек» Радзивиллов.

Старый король доживал последние дни. В скором времени монархом должен был стать его сын. Жену для него искали среди влиятельных королевских дворов Европы.

НесвижскийРадзивилл решил сам поехать в Вильно и навести порядок. Он взял с собой двоюродного брата Николая Рыжего (родного брата Барбары) и направился к королевичу. В рыцарском одеянии братья выглядели очень грозно. Они потребовали от Сигизмунда окончательного решения: или жениться на Барбаре, или больше с ней не встречаться. Королевич, который знал своё неустойчивое положение, отношение королевы-матери представительницы рода Радзивиллов, а также интриги при польском дворе, должен был дать слово, что он оставит любимую.

Братья сделали вид, что уезжают из Вильно. Королевич же захотел снова увидеть Барбару. Во время встречи влюбленных внезапно появились братья и потребовали от Сигизмунда, чтобы он женился на их сестре, так как он нарушил своё слова. Королевич согласился, потому что очень любил Барбару. Попросил только, чтобы свадьба оставалась в тайне до того времени, пока он не займёт польский трон, иначе он не сможет защитить не только Барбару, но и себя.

Через некоторое время Сигизмунд старый умер. Королевича срочно вызвали в Краков. Бона Сфорца активно ищет для молодого короля невесту. Брак должен укрепить трон и увеличить престиж Речи Посполитой в Европе. Как удар грома было известие, что у короля уже есть жена. Бона Сфорца прикладывает все усилия, чтобы сейм не короновал Барбару. Для успешного решения этого вопроса Николаю Чёрному пришлось специально поехать в Рим к папе. Когда сейм всё-таки был вынужден короновать Барбару, королева-мать в знак протеста покинула Краков и выехал на родину — в Италию. Она забрала с собой весь двор, но оставила агентов с заданием отравить ненавистную королеву Барбару.

 До наших дней дошла фамилия аптекаря Монти, который вместо нужного лекарства приготовил яд, который медленно, но неумолимо свёл цветущую красавицу в могилу. Барбара была коронована в декабре 1550 года, а через 6 месяцев, в мае 1551 года, её не стало.

Отчаяние и горе короля были безмерными. По завещанию умершей гроб с её телом повезли в Вильно. Неутешный король всю дорогу от Кракова шёл за гробом пешком. Похоронили Барбару в Кафедральном соборе на площади Гедимина. Саркофаг с её останками находится там и в наши дни.

Король после смерти любимой так тосковал, что решил с помощью алхимиков вызвать её душу. Как свидетельствуют историки, сделать это взялись Твардовский и Мнишек (исторические личности). В полутемном зале было всё подготовлено, чтобы с помощью зеркал, на одном из которых была выгравирована Барбара во весь рост в белой одежде, любимой королём, разыграть сцену встречи короля и души Барбары. Короля посадили в кресло и хотели привязать руки к подколотникам, чтобы он нечаянно не прикоснулся к приведению. Сигизмунд дал слово, что будет сидеть спокойно и только на расстоянии спросит у любимой, как ему жить дальше. Но, когда появилось привидение, он от волнения забыл свою клятву, вскочил с кресла, кинулся к приведению со словами: «Басенькамоя!» — и хотел её обнять. Раздался взрыв, пошел трупный запах — теперь душа Барбары не могла найти дорогу в могилу, вечно ей скитаться по земле. Вот с того времени и ходит она среди людей, а после смерти короля поселилась в Несвижском замке. Перед живыми всегда появлялась в чёрном одеянии в знак траура по своей загубленной любви. В замке считали, что приведение предупреждает владельцев замка о грозящей им опасности — войне, болезни.

В середине XVIII столетия Чёрная дама начала выполнять новые обязанности — следила за поведением молодых красивых девушек и женщин. Некоторых она проучивала в тёмных местах во время балов, когда они позволяли себе появляться в очень открытых туалетах. Существование в замке Чёрной дамы верили и немцы, которые дважды оккупировали Несвиж. Когда они видели в конце парка что-нибудь чёрное, то с криком «Шварц фрау!» стреляли в том направлении и бежали прятаться.

 

Бронирование тура

 

×